Выберет ли Турция С-400 или потеряет Идлиб?

Опубликовано 29.05.2019 16:57

11 марта этого года я написала колонку под названием «Чем больше угрожает США, тем больше Эрдоган дает отпор» для Daily Sabah. В статье говорилось об усилении разногласий между Анкарой и Вашингтоном в отношении российских систем ПВО С-400, которые приобрела Турция.

Анкара уже давно занимается производством собственных высокотехнологичных военных систем. В 2013 году отечественная разработка и производство систем противовоздушной обороны и противоракетной обороны стало приоритетом для страны, и министерство обороны Турции объявило тендер на разработку турецкой программы противовоздушной обороны и противоракетной обороны (T-LORAMIDS). У Турции было три основных условия: совместное производство, передача технологий и своевременная доставка. Американские оборонные компании Raytheon и Lockheed Martin не включили в свое предложение передачу технологии или совместное производство, а также потребовали, как минимум, в четыре раза большую оплату, чем указано в финансовых условиях Турции. В июле 2017 года Турция, Франция и Италия подписали документ о намерении сотрудничать в совместном проекте в оборонной сфере, включая системы противовоздушной и противоракетной обороны. В декабре 2017 года Турция также подписала контракт с Россией по закупке систем С-400, чтобы удовлетворить свои среднесрочные потребности.

С тех пор Вашингтон оказывает давление и угрожает Турции санкциями, политическими и экономическими последствиями и другими проблемами, такими как исключение из программы по разработке истребителей F-35, хотя Турция выполнила все свои обязанности по проекту F-35. НАТО, межправительственный военный альянс, в который входят США и Турция, неоднократно заявляла, что закупка Турцией системы С-400 является «национальным решением».

Однако, это решение привело к чрезмерно натянутым отношениям с Вашингтоном, который ранее в прошлом месяце приостановил поставки деталей и услуг, необходимых для получения Турцией истребителей F-35. Тем временем, Конгресс США принял законопроект, который наложил санкции на страны и компании, закупающие военную технику у России. Хотя некоторые члены НАТО заявили, что системы С-400 не будут функционально совместимы с оборонной «архитектурой» НАТО, Турция все еще не сделала официального заявления о своем намерении использовать С-400, интегрировав их в системы обороны НАТО или нет.

Связаны ли угрозы США только с деньгами?

Согласно последним новостям, у Турции теперь есть чуть больше двух недель, чтобы решить, завершить ли сделку с Raytheon по системам Patriot, вопрос о которой снова поднялся в 2017 году и от которой Турция еще не отказалась, или рискнуть получить серьезные наказания со стороны США в случае выполнения соглашения о покупке систем С-400 у России. В сообщениях говорится, что Турция должна отменить сделку с Россией к концу первой недели июня и вместо этого купить американскую систему противоракетной обороны Patriot производства Raytheon, иначе она будет исключена из программы F-35 компании Lockheed Martin, в рамках которой Турция должна получить 100 истребителей.

Но мы знаем президента США Дональда Трампа — все, что его волнует, это зарабатывать деньги. Если вспомнить заявление Белого дома от 20 ноября 2018 года, касающееся ужасного убийства бывшего саудовского журналиста и обозревателя Washington Post Джамаля Хашкаджи в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле, это станет яснее. Трамп открыто заявил, что США нуждаются в деньгах Саудовской Аравии, напомнив нам, что «королевство согласилось потратить и инвестировать в США 450 миллиардов долларов, из которых 110 миллиардов будет потрачено на закупку военной техники у Boeing, Lockheed Martin, Raytheon и многих других крупных оборонных подрядчиков США».

В то время как Трамп заботится о деньгах, отношение Конгресса является более политическим, насколько мы видим эту ситуацию из Турции. Как я писала в упомянутой выше колонке: «Эти угрозы касаются не только покупки С-400 у России Турцией. Некоторые в США хотят поставить Турцию между двумя сверхдержавами, Москвой и Вашингтоном». Я также добавила: «Если президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган преклонит колени перед Вашингтоном, он перестанет быть человеком своего слова в глазах Владимира Путина», и «также поставит под угрозу улучшение ситуации в Сирии». Если мы посмотрим на Идлиб — последний оставшийся оплот оппозиции — то, что я имела в виду в марте, можно ясно понять.

Сохраняющееся турецкое видение в Сирии

Как мы помним, миллионы мирных жителей в сирийском Идлибе, наконец, смогли вздохнуть с облегчением 17 сентября 2018 года, после нескольких месяцев обострения напряженности, когда президент Эрдоган и президент России Владимир Путин согласились создать демилитаризованную зону вокруг провинции Идлиб, где усилились опасения крупного наступления сил сирийского режима. «Сирийский палач» Башар Асад наблюдал за Идлибом, чтобы объявить о своей победе, однако соглашение об Идлибе ознаменовало крупную дипломатическую победу для Эрдогана, который не переставал искать пути предотвращения крупной атаки в регионе, и означало значительный шаг для Путина, который долгое время поддерживал режим Асада и являлся ключевой фигурой, способной предотвратить еще большее кровопролитие в Сирии.

«Оппозиция будет и впредь оставаться в тех областях, где она находится. В свою очередь, мы позаботимся о том, чтобы радикальные группировки, которые мы определим с Россией, не действовали в обсуждаемой области», — заявил президент Эрдоган на пресс-конференции с Путиным после сделки.

«Россия обязательно примет необходимые меры предосторожности, чтобы не допустить нападения на зону деэскалации Идлиба. Вместе мы обеспечим обнаружение и предотвращение провокаций со стороны третьих лиц и нарушений соглашения», — добавил он.

Как и Иран, Дамаск и некоторые другие в России заявили, что Турция не имеет права создавать «безопасную зону» внутри Сирии, если она не запросила и не получила согласия Башара Асада. Однако Путин не произнес имя Асада ни в Сочи, ни на следующей пресс-конференции в Москве. Он предпочел использовать такие слова, как «Сирийская республика» или «Сирия» вместо «Асад». Россия и Иран до сих пор известны как стражи режима Асада. Но в последнее время между Ираном и Россией появилось много конфликтов интересов. Количество случаев, когда Россия действовала не синхронно с поддерживаемыми Ираном союзниками Асада в этой войне, росло день ото дня, а слухи о том, что Россия вытеснит Иран из Сирии, растут.

Меняющиеся реалии и борьба за баланс

Но на сегодняшний день ситуация в Идлибе обостряется, и российские авиаудары были частью атак наряду с артиллерийскими ударами сил сирийского режима и беспилотниками Ирана. Последний натиск начался в конце апреля, и, согласно сообщениям, за последние три недели 230 мирных жителей были убиты, 730 ранены и около 300 тысяч гражданских лиц были перемещены. Те, кто живет в северо-западной части Хамы и южной части Идлиба, меняют свои места поселения и движутся на север к турецко-сирийской границе. Кроме того, около 20 медицинских учреждений понесли серьезный ущерб, еще около 50 были закрыты. Просирийские силы утверждают, что больницы используются в качестве мест сбора «террористов», но пока нет никаких достоверных доказательств этого. Итак, что же еще раз изменило позицию Кремля? Путин тоже передумал?

Для Ирана, конечно, сам Асад должен быть первым человеком, к которому обращается Анкара. В последних сообщениях утверждается, что сирийский режим также ожидает, что Турция будет напрямую взаимодействовать с ними. В середине апреля, когда Вашингтон усиливал давление на Иран изо дня в день, министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф посетил Турцию с официальным визитом и сообщил журналистам, что перед тем, как приехать в Анкару, он «долго беседовал с Башаром Асадом». «Я передам подробности этих обсуждений господину Эрдогану», — добавил он, прежде чем Эрдоган принял Зарифа в президентском комплексе, где они провели закрытые переговоры, которые длились более часа. Поскольку визит Зарифа был совершен незадолго до недавних атак, теперь мы можем выяснить, какое предложение Асада Зариф передал Эрдогану наряду с требованиями Ирана после увеличения нефтяных санкций со стороны США.

Турецкие официальные лица говорили со своими российскими коллегами по поводу Идлиба, но очевидно, что сирийский режим и Иран ожидают, что Турция будет напрямую взаимодействовать с ними. Согласно нескольким источникам, Кремль также хочет соглашения между Турцией и сирийским режимом на политическом уровне, но такой контакт не может произойти в глазах Анкары. Для турецкого руководства Асад, который охотно и преднамеренно убивал своих людей, остается «палачом» и ему нельзя доверять. На самом деле, учитывая военные преступления Асада в Сирии, Турция имеет полное право питать беспокойство о нем и его режиме. Поскольку сирийское ответвление РКК запаниковало после решения Трампа о выводе войск, режим Асада и Партия «Демократический союз» (PYD) пытаются найти пути, чтобы возобновить свои тесные отношения. Асад был зол на PYD с 2013 года, так как он хотел использовать террористическую организацию как инструмент против Турции; однако, когда США решили ввести войска в Сирию, PYD решили стать «сапогами» для США в стране.

После недавних нападений Анкара заявила, что Дамаск ищет способы «саботировать» отношения Турции с Россией. Министр обороны Турции Хулуси Акар 10 мая призвал Россию принять «эффективные меры» для предотвращения операций режима в Идлибе. Кроме того, 13 мая Эрдоган позвонил Путину, сообщив ему, что атака Асада на гарантированную Москвой и Анкарой зону деэскалации достигла «тревожного уровня», которое нельзя оправдать заявлениями о борьбе с терроризмом.

Между молотом и наковальней

С этой точки зрения изменяющаяся позиция России не может быть просто «борьбой с терроризмом», поскольку Россия и Турция до сих пор успешно поддерживали Сочинское соглашение. Идет ли речь о переговорах между Анкарой и Вашингтоном и судьбе района к востоку от Евфрата, хотя Турция все еще остается одной из трех стран-гарантов зон деэскалации и партнером Астанинского процесса? С начала 2019 года Турция ведет переговоры с США о создании безопасной зоны к востоку от Евфрата и с Россией по поводу сохранения демилитаризованной зоны на северо-западе Сирии. Турция настаивает на том, что эта безопасная зона будет находиться под контролем турецких военных и поддерживаемых Турцией групп. Это может спровоцировать Дамаск и Тегеран, но это не на первом месте в списке Москвы.

Тогда остается только одна причина. Как я упоминала в своей колонке 11 марта, некоторые лица в США хотят зажать Турцию между двумя сверхдержавами, Москвой и Вашингтоном, из-за ее покупки систем обороны С-400. Как я сказала тогда, если Анкара уступит Вашингтону, это «поставит под угрозу улучшение ситуации в Сирии». Москва сейчас усиливает давление на Турцию с одной стороны и показывает, как в Идлибе все может измениться, если она отступит от покупки С-400. Вашингтон, с другой стороны, делает заявления о своей обеспокоенности по поводу растущей эскалации в Идлибе и говорит о рисках новых химических атак. Эти слова не о жизни мирных жителей. США только провоцируют Москву и заставляют русских усиливать свои атаки вместе с Асадом; то есть Вашингтон давит на Турцию с другой стороны, требуя не покупать С-400.

Предстоящие дни покажут нам, как Турция будет разыгрывать свои карты и выходить из этого трудного положения.

Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter
Юридическое предупреждение: Авторское право на опубликованные статьи и новости принадлежит Turkuvaz Medya Grubu. Полное использование статей или новостей возможно только при получении специального разрешения даже в случае указания источника.
Частичное цитирование возможно только при условии предоставления гиперссылки. Для более детальной информации, пожалуйста, нажмите сюда.